myface

Отчет по Деус Эксу, день первый

Я приехала на игру поздним вечером четверга. Игра уже началась этим утром (как вы помните, там пришлось сделать перенос в виду буйства стихии), и весь день я взахлеб читала новости в блогах, периодически закидывая их в чат моим коллегам-журналистам, когда мне казалось, что CBS13 какого-то черта не успевает освещать важные новости Золотого моста. 

Я вышла из машины уже в прикиде, вытащила из багажника чемодан, в котором приятно бултыхалась бехеровка, и сумочку, и позвонила нашему главному редактору:

- Енох, милый, я прилетела, но совершенно не помню, куда идти. Было бы чудесно, если бы ты меня встретил. Нет, вещей не много, ты же знаешь, я всегда налегке, но твоя компания не будет лишней.

Алехандро, игравший Еноха Хантера, нашего главного редактора, разумеется, не подкачал: после первой же фразы в мобильник переключился на режим игры. Так, поигрывая для затравки, мы отправились на мастерку, а потом в редакцию...

Read more...Collapse )
Girl

Сказ о деве озера или почему эльфийки не берут в мужья смертных

Случилось то о ту пору, когда упрямая эльфийка Тауриэль уже перестала просиживать свои кожаные штаны в темнице, под присмотром своего отца, но и доверия у короля Трандуила и, уж тем более, у вечно подозревавшего всех и вся начальника Лесной стражи Иваннета не вызывала. Как-то раз сообщили разведчики, что по границе, где-то вблизи Ирисной низины, шарятся людишки, кажись, из самого Гондора забредшие, и ищут чего-то настырно. Доложил о том начальник стражи Трандуилу, а тот и говорит:
- Отправь кого-нибудь из стражей понаблюдать за людишками этими, а то ж распоясались они без меры. Ко мне не приходят, даров не несут, ищут что-то... хорошо еще хоть границу нашу не пересекают, а то сидеть бы им в темницах Бердира.
- Отправлю-ка я Тауриэль, - ответил Иваннет, - пусть все разведает.
- Да как же так? - воскликнул король. - И полсотни раз не сменилась листва в моем лесу, с той поры как эта девица презрела мое - и твое, Иваннет - к ней доверие, нацелив на меня - своего короля - стрелу!.. Как она сбежала из Эрин Гален, отправившись искать каких-то там приключений, гномов, полуросликов!.. Как тебе пришлось вернуться на пост начальника стражи, потому что мы слишком многое доверили этой соплячке!.. Как ты, и Леголас, и отец ее, Бердир, в три голоса уговаривали меня ее вообще не изгонять из леса!.. а теперь ты хочешь ее отправить за границу людей стеречь?
- Именно так, - сказал Иваннет, как всегда бесстрастный, ведь пока стихия его Земля сам он твердолоб, простите, тверд как камень, - потому что иначе как мы сможем ее проверить?
Согласился король, и на закате даже не подозревавшая об этом разговоре эльфийка выдвинулась в путь.

А у Ирисной Низины-то красота. Река разлилась широко, берега заболотило. Между осоки и камышей люди блуждают, палками в воду тыкают, ругаются на высоком нуменорском наречии. А командует ими писанный красавец: волос светлый, длинный, глаза синие, с поволокой, голос мелодичный, что твой эльф, все рукою своей в запруды поглубже указывает, да сам первым в них залазывает.
Бродит вокруг них Тауриэль, круги наворачивает так, чтобы на глаза не попасться, да чтобы и веточка под ногой не хрустнула. А сама разобрать пытается - что ж они ищут там, людишки эти.
Вдруг - чу! - увидала она, паутина серебрится. А пауков Тауриэль ненавидела просто жутко. Потому по следу паучьему пошла и - на тебе, - отыскала целое логово, да не логово - логовище! Паучары жирнющие, толстющие, коконы себе накрутили, паутины навертели, паучат понарожали. Видать за то время, что она сидела в темнице папкиной, расплодились.
Вздохнула Тауриэль, да и бросилась с ними разбираться, мечом, что твоей метлой паутину метет. Да что то не расчитала маленько, поверху то она их режет да рубит, а понизу они ей ноги уже паутиной оплели. Осерчала тогда эльфийка, да как выругалась на синдарине забористом.

А люди, что вдоль берега с палками своими тыкались, услыхали из леска словеса такие закрученные, что уж и уши у них закрутились трубочкой, что эльфийские стали. И главный их, тот, белобрысый, скомандовал: Голос, мол, девичий, не иначе как дамзеля в беде. Бежим, мои верные войны, дамзелю то выручим, а то негоже нам, благородным рыцарям нуменорским, дамзелей в лесах оставлять.

Ну вместе они, конечно, паучар одолели, как не одолеть? Тауриэль потом бахвалилась, что ей людишки только помешали, и что сама бы она расправилась с тварями, но признавала, что вместе веселее паутину рубить всяко же. Ну а как одолели, так и познакомились. Оказалось, что человечек тот зовется Гирлуин Белокурый, и действительно он княжьего рода из самого Гондора. Решила Тауриэль выяснить, чего потерял он в этом болоте, а оказалось, что не он потерял, а пра-пра-пра-пра...прабабка его, из самого Нуменора приплывшая, которая в этом болоте со своим мечом и пропала, детишек малых своих, тоже Гирлуиновских пращуров, оставив сиротками.

Тауриэль, конечно, посмеялась над их попытками найти что то, что с Последнего союза в воде лежало, и ляпнув обнадеживающе, что готова им помочь, купаться отправилась, потому как вся в паутине липкой повымазалась. Разделась она, значит, в воду в середине реки, где ила поменьше, занырнула, глядит - что-то на дне поблескивает, да еще и колется, как тронешь. Проплыла она поглубже, схватила поудобнее - гляди-ка, это ж меч оказывается! Вынырнула эльфийка с мечом в руке, радостная, кричит:
- Эй, людишки, смотрите, что я вам нашла! Да не туда, выше смотрите, вон в руке моей меч!

Не сразу, но обьяснила им эльфийка, куда смотреть стоит и что именно она им со дна выловила. А был то, конечно, тот самый меч, что этот человечек искал...

***

И сказал тогда Гирлуин Белокурый, наследник дома Пиннат Гелин:
- О дева озера! Раз уж ты отыскала меч, что принадлежал роду моему, дай ему имя!
И ответила дева озера, протягивая тот клинок Гирлуину, и лишь капли воды украшали ее тело:
- Антаэль, "озерный дар", будет имя ему, потому что воды озера подарили его тебе.
И спросил тогда Гирлуин:
- О дева озера, отправляйся со мной в белокаменный Минас-Тирит, чтобы я смог рассказать легенду о нашей встрече.
Но ответила она:
- Даден тебе голос, чтобы рассказывать. Почто тебе я в твоем городе?
- В архиве нашем пожелают эту легенду с картинами, - сказал он, - и лучшие гондорские художники сражались бы за честь рисовать эльфийку с натуры.
Засмеялась дева, и ответила:
- Давайте-ка, люди, без натуры, рисуйте по памяти али по описаниям, - ведь смешны ей были предложения смертного, хотя и лестны.
- О дева озера, - не уступал Гирлуин, - скажи, а любишь ли ты вино?
- Какой же эльф и какой же стражник не любит хорошего вина? - ответила дева.
- Тогда приходи в гости, у меня в Зеленых Холмах расположены лучшие виноградники Гондора
Но сказала она: - Мы не любим покидать свои пределы, и мой долг перед королевством препятствует частым отлучкам. Но, когда и если надумаете заглянуть в наши земли, несите с собой дары, чтобы час нашей встречи был полон радости. А теперь, Гирлуин, мне пора идти, ибо мой дозор окончен.

- Постой же, дева, - взмолился он, - возьми хоть кольцо мое как мой дар.
- Что у эльфов, что у эдайн кольца имеют особенное значение, - замерла эльфийка. - Какое значение вкладываешь ты, адан?
- Мой род не видел эльфов с тех пор как мы перешли на сторону Исильдура и сражались в Последнем союзе. Я буду рад, если эльфы и мой род будут иметь какую -то общую память.  Мой род будет знать и помнить у кого храниться одно из наших колец, а ты будешь знать, что человек с таким кольцом это человек из моего рода.
- Что ж... Память - это достойное наполнение для такого подарка. Вы, эдайн, быстро меняетесь, и по этому кольцу я узнаю тебя, твоего потомка или посланца, даже если годы пробегут незаметно для меня.

С тем, исчезла она в лесу, а Гирлуин отправился в обратный путь, и не ведал, что до самой торной дороги на Гондор следила она за ним из лесной чащи.

***

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Прошли годы прежде чем снова увидела Тауриэль Гирлуина. Случилось это в самый черный час Зеленолесья, когда все воины и мирные жители оставили его, отправившись в самоубийственную атаку на Мордор. И собираясь с союзниками в стенах Минас-Тирита, увидела Тауриэль постаревшего, но все же неизменившегося Гирлуина, и радостью наполнилось ее сердце.
Однако же, всем эльфам известно: помоги человеку разок и он задолбает тебя просьбами о помощи. Поэтому вместо того, чтобы отблагодарить эльфийку за старую помощь или просто угостить ее обещанным винцом, Гирлуин попросил ее помочь с бедой дочери, потерявшей голову из-за какого то назгула. Дочку эту Тауриэль удачно сдала с рук на руки леди Галадриэль, возвращаясь домой, и выкинула было всех этих людишек из головы.
Но не получалось.

***

Осада Минас-Тирита. Если вчерашний марш-бросок на Мордор был продиктован отчаянием, то сейчас наша решимость стала уже холодной и какой-то жесткой. Мы знаем, что мы умрем. Мы знаем, что наши истории закончатся очень скоро здесь - в грязи Нижнего города или на узких дорожках Верхнего. Вчера мы задорно пели песни, собираясь в бой; сегодня Лориэнский певец молчит, а мы прячем волосы и уши под шлемами от дождя, и человека не отличить от эльфа.

Усталость. Сил нет уже на то, чтобы надеть кольчугу, и я готова идти в бой как есть, понимая, что это меня еще больше ослабляет. Грязь. Она облепляет сапоги и каждый шаг становится тяжелее. Суета. Мы бродим по улицам Гондора, по которым скоро будут таскать тяжелораненых, и не можем найти своих. Мы потеряли нашего короля еще вчера, и наше единство становится последним щитом Зеленолесья.

И вдруг - смех, девичьи голоса, звучит мое имя. Я заглядываю за полог - и там лежит раненый, но уже улыбающийся лорд Гирлуин, которому его дочь со своей наперсницей рассказывают что-то увлекательное.
- Вы кажется обо мне? - усмехаюсь я, заходя внутрь и слышу радостные возгласы:
- Вот это да: заговоришь о Тауриэль, как она появится!
Я улыбаюсь, смеюсь, оттаиваю душой. Мне дарят бутылку вина - потом мы разопьем ее смешанным отрядом зеленолесцев и перводомовцев и не будет пока еще между эльфийскими родами вражды, во всяком случае явной.
Дочка (или дочки, я запуталась в его родне), что то щебечет про то, что лорду дома Пиннат Гелин нужна жена, а он отметает всех, кроме рыжих, потому как его поразила в самое серце какая то рыжая эльфийка, и я вспоминаю, что вчера они щебетали то же самое, но я была так вымотана, что не заметила этого. Я отшучиваюсь, но Гирлуин просит меня сесть рядом с ним. Отказывать в просьбе тяжелораненому другу негоже, и я сажусь и выслушиваю сбивчивую историю о том, что ему нужна непременно светловолосая жена высокой крови, и вот бы эльфийку. Я глупо отбалтываюсь - приходи в Зеленолесье, мол, вдруг де одна из дев обратит на тебя свой взгляд. И он тихо отвечает: мне нужна только одна.
Я смущена, я отшучиваюсь как всегда предельно глупо, и отступаю под защиту друзей и, разумеется, отца, как бы мне не тяжела была эта его помощь.

***

"Помню я как будто было это вчера, хотя с тех пор утекло уже столько лет и зим. Это был год Войны кольца, последний год Третьей эпохи. Все воинства светлых сил собрались в тот час в стенах Минас-Тирита, а под стенами сбиралась орда сил темных, ведь прослышали они, что Кольцо вражье прячется в городе. А то было военной хитростью, ведь кольцо энто было далеко, у самой у Роковой горы.
Так вот, привел тогда наш лорд в дом эльфийку. Это в старые времена мы эльфов не видели, ушам их острым дивились. А тут уже целые их отряды через наш город каждый день проходили, кто в кольчугах, кто в доспехах кожанных, кто вообще в балахонах каких-то, лекари их эльфьи, видать.
В общем, привел лорд Гирлуин эльфийку в дом, все показывал ей все. Вот, мол, тебе дева, кухня наша, вот домочадцы мои, вот чадо мое, дочка то бишь.  Она все уйти порывалась, словно ей не место тут было, а он словно уговаривал ее остаться еще ненадолго, пока битва не началась. Уже на пороге даже перехватил, браслет надел подарочный. Взглянула эльфийка на браслет тот, словно не поняла ничего, что он ей сказать хотел, да кто их эльфов разберет, может и правда не поняла. В общем, ушла она к своим, остроухим, а ему, лорду нашему-то, напоследок что-то такое сказало, отчего у него лицо и постарело и помолодело в один момент, словно он определиться не мог - то ли свадебку плясать, то ли в могилу шагать".

***

Шел второй час осады и я лежала с тяжелым ранением в людском госпитале. Я была приятно удивлена: ожидая увидеть кровь, грязь, сумбур - но нет, людские и эльфийские целители работали как часы, разделяя свой тяжелый и неблагодарный труд. Пришедших моментально определяли к одному из свободных целителей в зависимости от степени ранения, обрабатывали их раны, зашивали, и оставляли отлеживаться на походных лежанках, расставленных между обычными кроватями, которых стало не хватать уже в первые часы битвы.
Знаете, где можно заметить настоящее единение? Нет, не на поле боя - там все по прежнему строятся по отрядам и армиям, держатся своих, прикрывают королей и вождей. А в госпиталях: там рядом стонут от боли гном и эльф, роханец и дунадан, там мечутся среди раненых эльфийские Мудрые и гномские травники, там настоящее единение, и шрамы у всех одинаково вьются. Оборона прорвана, и хрупкие девочки перетаскивают тяжеловооруженных бойцов в госпиталь Верхнего города, там, где они будут в безопасности.
И... я снова встречаю его. Старый друг, ставший верным соратником, пусть наши отряды все время оказываются на разных флангах.
Гирлуин.
Что мне сказать ему? Что мне ответить на его вопросы? Как мне отказать тому, что идет на смертельный бой? Как мне ответить тому, с которым уже полсотни лет связана моя судьба?

"Моей руки достоин будет лишь герой. Битва не закончена. Приди ко мне с победой и я дам тебе ответ, лорд".
Он улыбается и я знаю, что будет ли он жив или мертв после этой битвы, слава о нем останется в легендах.

***

И закончилась осада Минас-Тирита, и пал Саурон, развоплотившись, когда Кольцо истаяло в том самом пламени, на котором оно было выковано. И в час величайшей радости, когда все оставшиеся в живых восхваляли победу, и в час величайшего горя, когда все, кто потерял близких, оплакивали их, встретил снова лорд Гирлуин эльфийку Тауриэль. И пусть волосы его, прежде золотые, стали уже белыми, словно снег, ее лицо, под слоем гари и пепла было по-прежнему юным. И сказал он:
- Вот я, и я жив, и славой покрыл себя в этом бою. Скажи же мне, дева озера, какой ответ ты мне дашь на тот вопрос, что многажды задавал я тебе?
Но известно всем, как уклончивы эльфы в прямых ответах, и сказала она:
- Приди в Зеленолесье, лорд, приди в мой дом, и узнай о наших обычаях и обрядах, и тогда дам я тебе ответ.
И согласился с ее волей лорд дома Пиннат Гелин и обещал придти к ней в Зеленый лес, ведь она уже отправлялась в дорогу и скор был час их встречи.

Но прежде чем эльфы отправились в свой путь домой, кровь снова обагрила землю Минас-Тирита, и была та кровь эльфийской, ибо погиб лорд Келеборн, взяв на себя удар, что предназначался не ему. И преисполнилось горем сердце Тауриэль, ведь поняла она, что всегда эльфийские народы будут воевать и спорить между собой, и это в их натуре, видели ли они свет Валинора, или нет, потому что  глубоко искажение извратило суть первых детей Эру. И пожелала она отвернуться от путей эльфов, и сказала себе:
- Нет места бессмертным в смертной земле, и должен мой народ отправиться туда, куда держал путь в Предначальную эпоху и достичь Заокраинного Запада. Но что мне там? Ничто не зовет меня в те края, ничто не оторвет меня от Средиземья, которое мило моему сердцу. Всегда ближе чем эльдар или даже эдиль были мне Пришедшие следом, всегда их надежда была мне понятнее эстель, так не судьба ли моя говорила в том? Как остаться мне одной в лесах Средиземья, когда все, кто был моим родом покинут его? Так пусть же станет моим родом род людской, и быть может, я смогу дать что-то сохраненное эльфами - людям. А когда придет мой час, пусть же покажет мне друг мой дорогу вовне мира, и уйду я вслед за эдайн.

И сказав себе то, нашла эльфийка взглядом в толпе лорда Гирлуина, пробилась к нему, хоть и в первых рядах слушал он речь Элессара и сказала без сомнений и без эльфийской уклончивости:
- Если ты придешь в Зеленолесье, я скажу тебе "да".
И на том ушла проститься с домом.

А он не пришел.

***

- Нет, друзья, теперь я знаю, отчего эльфийки не выходят за людей. Все оттого, что мы -существа возвышенные, духовные, а люди - приземленные, материалистичные, и никаким нашим эльфийским светом этого не изменишь. Вы представляете: примчалась я в Зеленолесье, платье красивое из непромокаемого пакета специально на этот случай взятое достала, морду, хной запачканную, вымыла, глаза эльфийские накрасила, шлем на стойку повесила и ушки нацепила, обряды свадебные повторила. Вот, думаю, отлично же: сейчас и нашим в последние минуты игры движачок сделаю, и этому лорду людскому квест завершу, ну и вообще отличная тема же будет. Можно было бы и в Минас-Тирите с ним пожениться, но как то это неправильно - получается всегда я к нему приходила, а не он ко мне, как то это не геройски. Да и к тому же красиво у них сделать бы это не получилось, вышло бы скомканно, а тут все для этого есть. И вообще - хочет эльфийку в жены, пусть идет.
И что вы думаете? Полчаса жду, час. Уже на парад пора, мы уже Леголаса короновали, а его нет. Махнула я рукой и на парад потопала. Думаю, может там встретимся, доиграем. Куда там, и на параде его нет, хотя я со всеми пообщалась. Ну, думаю, случилось что... специально через Нижний город пошла, по памяти (все таки нет у меня топографического кретинизма) нашла его дом, смотрю - стоит там, вещи пакует.
- Что же, говорю, лорд Пиннат Гелин, не пришел ты ко мне в Зеленолесье?
И представляете, что отвечает?
- Мне, говорит, сказали, что если я хочу сегодня уехать, мне надо срочно вещи паковать.
Да ептыть, ну каааак можно было такую историю запороть из-за упаковки вещей? И это он мне говорит - которая, плюнув на полуразобранную машину, потопала Минас-Тирит оборонять, потому что надо же и как же без этого то?
У меня, конечно, сразу комплексы взыграли, думаю, видать надо было и под дождем накрашенной, как правоверная эльфийка ходить, чтобы красивее быть, хотя фигу бы я красивее с потекшей эльфийской тушью выглядела бы. Сразу стегу потуже затянула, чтобы показать, что у меня где то там фигура то есть... Но, что уж теперь поделать. С другой стороны, если я была не хороша, что что ж предлагал-то, что ж вином поил да подарки дарил... эх, все таки материалистичные эти люди-то, грустно же.
Пошла я вместо свадьбы к гномам пить. Надо было все таки за гнома замуж выходить, пусть бы дальше все зеленолесцы стебались бы.
wind

Смерть Келеборна

...и сказала тогда Миримэ, Меч Эрин Гален:
- Се Намбилион, враг мой и моего рода, и на руках его - кровь моей матери. Оттого вызываю я его на поединок, и он принял мой вызов. Будьте вы, эдиль, свидетелями сему.
И спросил один из эльфов:
- Нынче час нашей победы, и пал Саурон и слуги его обратились в пепел и дым. Разве гоже поднимать сейчас старые ссоры, пусть даже кровью они были вспоены? Разве время сейчас обагрять мечи кровью союзников и собратьев. Примиритесь промеж собой, и пусть Намбилион скажет свое слово о вине, которая пала на него во время Резни в Дориате.
Но горд был Намбилион и сказал:
- Помню я ту жену, что пыталась защитить выкормышей полуэльфа, помню и смерть ее от моего меча. Будь она предо мной сейчас, точно так же я бы прервал ее путь в мире этом.
Гневом заполыхало сердце Миримэ, и горечью - сердца эдиль, ибо предчувствовали все, что большая беда произойдет от этих слов.
- Лишь кровью можно смыть эту вину. Будем мы драться до смерти одного из нас, - сказала Миримэ, - и не будет меж нами мира на этой земле.

Так, в Минас-Тирите, между Нижним городом и Средним, прямо рядом с мостом, отделявшим недавнее поле битвы от лазарета, встали кругом эдиль, взирая на поединок. Зазвенели мечи, но хоть сильны были оба бойца, нолдо Первого дома оказался искуснее в ратном деле. Пала на колени Миримэ от тяжелых ран, и занес над ее главой свой меч Намбилион.

Тогда выступил вперед Бреголлон из Лесной стражи, и сказал:
- Погоди же, Намбилион, дай мне вопросить Миримэ один раз.
Ибо знал он, что сочтены его дни в Средиземье, и хотел уйти к Гавани, а оттуда на Заокраинный Запад, и оттого, хотел спросить Миримэ, что есть дорогого ей в смертных землях, что мог бы он ей привезти в Валинор, где ожидал увидеть ее после. И, хоть ненавидел нандо Бреголлон синдар, и в особенности советницу Трандуила Миримэ, известную своим гордым и заносчивым нравом, перед лицом ее неминуемой смерти, готов он был оказать ей ту честь, которую посчитал значимой.
Но Намбилион решил, что хочет Лесной страж отвлечь его и попросить ставить жизнь его противнице и закричал:
- Слышал ли ты, какую она поставила цену?
И вновь Бреголлон сказал:
- Один лишь вопрос дай мне задать ей, о Намбилион.
Но нолдо был неумолим:
- Смерть ли назвала она ценою нашего поединка или нет, о темный эльф? - закричал он, и снова занес меч над ее плечом.
- Так, о нолдо, - подтведил Бреголлон, и все эдиль вокруг сказали: "Так", хотя горечью преисполнились их сердца, и ударил Намбилион, прерывая путь Миримэ в смертном мире.

Но пока глаза всех устремлены были на поединщиков, не увидел никто, как в тот момент, когда спорил Лесной страж с Намбилионом, по мосту прошел Владыка Келеборн, и лориенский серый плащ на его плечах даже в безлиственном сумраке людского града укрывал его от чужих взглядов. И когда опустил свой меч Намбилион, Владыка Келеборн отбросил плащ, и сделав шаг ближе, положил руку на плечо коленопреклоненной Миримэ и сказал голосом, полным скорби и мужества:
- Я принимаю этот удар.
И пал бездыханным.

Так погиб величайший из Владык Средиземья и память о нем не угаснет в серцах эдиль, видевших тот поединок.

Закричала тогда Миримэ, видя, что смерть ее похитили от нее, и горе исказило черты Намбилиона, понявшего, что своею рукой прервал он жизнь своего господина и супруга госпожи своей. И рек он:
- Что ж. Ты хотела крови - ты получила ее. Ты хотела смерти - и смертью великого героя оплачена твоя цена. Довольна ли ты, синда? - и ушел.
А Миримэ упала на грудь владыке Келеборну, и слезы текли по лицу ее, и слезы выступали на глазах взиравших на это эдиль.

- Надо сказать леди Галадриэль, - сказала Тауриэль, - но я не возьму на себя этот страшный долг.
- Надо судить Миримэ, - сказал Бреголлон, - но лишь король может сделать это, а нет у нас короля.
И много, много голосов эдиль раздавалось, и смущены были они, и не знали что делать.

Но вот, владычица Галадриэль, прошла по мосту, опираясь на руку Сарумана Белого, и тяжел был ее шаг, и поступь нолдор Первой эпохи отзывалась в нем. И казалось что не по мосту в Минас-Тирите ступает она, а вновь переходит через вздыбленные льды, таким холодом веяло от нее.

- Кто сделал это? - спросила она.
В страхе перед ее горем и гневом эдиль рассказали ей о том, что произошло.
- Оставьте меня с ним, - велела она, и все расступились, ибо горе ее было так сильно, что никто не мог вынести той тяжести.
И оплакав своего возлюбленного супруга прямо там, на холме у реки, она призвала всех эдиль и эльдар, что были в ту пору в Минас-Тирите, а были там почти все, ведь только что кончилась Осада, и эльфам стоило бы праздновать победу, а не лить новую кровь в неблагодарную землю людских городов. И в первую очередь призвала она Намбилиона, потому что хотела судить его.
Встал Намбилион против нее и было его лицо полно гордости и гнева, будто не ведал он за собой вины. Сказала Галадриэль:
- Прежде я недоверяла тебе и считала тебя врагом. Но верной службой и дружбой заслужил ты мое уважение, и я принимала тебя как равного в моем доме и сражалась с тобой рядом. Теперь же, отнял ты у меня самое ценное, что было у меня в Арде.
- Не моя в том вина, Владычица, - ответил Намбилион, - так решил Келеборн.
Покачала головой Галадриэль:
- Больше всего желает сейчас мое сердце смерти твоей. Я хочу видеть как ты захлебнешься собственной кровью у моих ног. Но... пролитая кровь тянет за собой другую, и нет конца смертям. Поэтому я не стану тебя казнить. Нет, - и видно было, как тяжело ей это решение, - но я не хочу видеть тебя никогда более, Намбилион. Не будет приюта тебе в моей земле, и не найдешь ты приюта во владениях и королевствах эльфах, сколько их не есть в Средиземье. Иди и неси с собой проклятье свое.
Сказала она и ушли эльфы Лориэна, подняв на щите погибшего Келеборна, в свои земли, хоронить и оплакивать его.


А эдиль, встав в круг, слушали слова Леголаса.
- Отчего, - говорил он, - Владычица Галадриэль возомнила себе, что может приказывать мне, наследнику моего отца? С чего взяла она, что ее воля, воля Лориэнской нольдо, будет иметь значение в Зеленом лесу? Кто она такая, чтобы велеть нам, синдар и нандор? Не будет такого. Волей своей скажу: ежели Намбилион захочет придти в наш лес, мы сами решим, давать ему приют, или нет.

И уже уходя под родные своды Зеленолесья, мудрый Гэлион, хранитель традиций Эрин Гален, обмолвился:
- Возможно, лишь с уходом эльдар появится возможность избыть то зло, которое вольно или невольно принесли с собой Перворожденные.
Но возразил ему Бердир, мрачный страж темниц:
- Уход Нолдор, не означает уход Синдар и тем более Нандор. Наш дом - Средиземье, а не Валинор. Нам здесь жить, нам и избывать это зло.

А Тауриэль молчала, ибо видела она, что ростки зла не искоренить. И всегда эльфийские народы будут воевать и спорить между собой, и это в натуре их, видели ли они свет Валинора, или нет. И сердце ее преисполнилось горе, от того, что она поняла, как глубоко искажение извратило суть первых детей Эру. 
mystic

Кто знает толк в Мире Тьмы?

Знаете, когда я была юна и тусила в интернетах недавно, у нас были очевидные личности. Ну вот личности, к которым всегда стоило прислушаться. Можно их назвать конечно и илитой, но это была странная илита ролевого интернета, где для того, чтобы быть к ней причисленным, тебе надо было дочерта знать, дочерта уметь, и дочерта времени тратить на общение в сети - а в пору платных часов и скрипучих модемов это было непросто.
Вот я помню, как известен был на Ролемансере Антон Смирнов. В любой ситуации можно было спросить у него совета по ролевым системам - он, казалось знал все. Он читал такие книги, про которые я и не знала, и помнил любые системы наизусть.
Толкиен то ладно, по нему любой вопрос можно было просто громко задать на Эгладе, и тебе тут же ответят десять голосов. А вот по Желязны был у меня друг, который знал каждую страницу и сходу мог пересказать не то что Путеводитель, а рассказы автора, причем в красках (привет, Каин).
Если вопрос возникает по Warhammerу, а уж тем более по миниатюрам - то кто тут лучше, чем Филипп Митлянский? Я вот больше не знаю к кому обратиться. Даже если он оказывается неправ, все равно, стоит верить его мнению, а не каким-то там англикашкам. )
Вот я к чему веду.
В Мире тьмы - кто сейчас такой же авторитет? К кому вы пойдете за советом по вампирам, оборотням, магам и прочим умба-юмбам беловолков? Кто по вашему чешет в системе, в идеях игры, в антураже, во всем вот этом миротьмовском? Кто крутанский мастер и где игры клевые?
myface

Не тебя ли гонят псы мои, шаман? (1 - оффтоп)

По дороге из Приморской "Вены" в Москву, по пути из Стимпанка в реальный мир, мы остановились в Питере - уже реальном, чтобы купить музыку в дорогу. Был вечер, ночь за рулем была впереди, и чтобы не уснуть, нам была нужна музыка, а у меня был только затертый диск Раммштайн с собой, заслушанный еще по дороге туда.
Я давно не видела таких магазинчиков - но в Питере мы нашли настоящий старый ларек с дисками Сиди-Дивиди, и все по 150 (торг уместен). Ларек родом из 90-х продал нам диск Никльбека (который я еще ни разу не послушала), Эпидемию (на которой не оказалось любимой "Смерти нет") и полную дискографию Мельницы.
Мельница в моей голове. Мельница в моей машине. Я еду утром, полусонная, и подвываю под Мельницу "Далеко, далеко-о", я еду ночью, засыпая за рулем, и ору "Забудешь первый закат!" во всю мочь, чтобы не вырубиться, пугая соседей по пути.
И вот кстати, о закате я хотела поговорить...

Я залезла на форумы на оф.сайте, чтобы понять, о чем песня Шаман, я пошерстила выдачу вКонтакте, и я в ужасе. Люди так удивительны - они вообще не способны воспринимать песни как произведения. Они не способны воспринимать аллегории, метафоры, узнавать скрытые цитаты и давать свои смыслы под произведения. Они не знают мировой культуры от слова совсем вообще. Ладно еще, не узнавать цитату из "Господина горных дорог" про виноградную лозу (для тех кто не в теме, там есть строка "...кровь уходит в песок, позабудь ее и она прорастет тугою лозой" - прямая отсылка к булгаковскому "Кровь давно ушла в землю, и там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья"). Но, черт побери, как люди могут не знать кто такие норны? Кто авторы Змея и Песни Гаэтана? Горца?! Не догадываться, что символизирует пассаж про теплые плечи в "Далеко" или там же, что колючие свечи в темноте высоко - это звезды?
На фоне всего этого, особенно милым кажется найденное в диагональном срезе форума жалостливое замечание новичка: "Вот недавно заслушивался песней Эпидемии "Феанор", а как прочитал в вике про все эти сильмариллы и проч. как-то стало не то."

Как страшно жить.
Моя Тася вчера спросила меня, что такое "культура". Мы с ней крутили перед сном каналы ТВ в поисках интересных мультиков, ничего не нашли и зацепились за какой-то концерт на канале Культура, и ребенку стало интересно, что это за слово-то (думаю, надо подарить ей словарь или какую-то книгу из области "Хочу все знать"). Честно признаюсь, я не сразу подобрала определение, понятное для пятилетки. Но подобрала: культура - это то, что люди создают для красоты. Мы обсудили различия между функцией и красотой на примере старинного китайского фонаря и музыки для зарядки, и она, кажется, разобралась.
Так вот, культура - это то что для красоты. И нельзя ни воспринимать эту культуру плоско, буквально в духе: "Почему вдруг слова оказались в ладони и обратились в прах? Конечно, это образ такой... Но тема не раскрыта ни разу." (это прямая цитата с форума, бтв, там еще много смешного), но и нельзя и не знать ее. Если ты не знаешь, откуда ноги растут у истории, кто такая Рапунцель, и чем от сказочного отличается диснеевский персонаж (ненавижу Дисней!), если ты не знаешь, как переводится аллилуйя и осанна - что бы, блять, вообще знаешь?!

Вот что я скажу. Молодые люди злокозненны и нерадивы. Никогда они не будут походить на молодежь былых времен. Младое поколение сегодняшнего дня не сумеет сохранить нашу культуру.
Беда, беда!
myface

Про память

Прочитала тут историю http://zadolba.li/story/20905 , и поняла:

Блин, это про меня. Прямо вот сегодня я сидела и думала - как бы так объяснить всем моим близким, что у меня по ходу дела, склероз. Ну или маразм. Ну или еще какая то забавная штука, которая как мне кажется уже доходит до неврологической хни.

Я не помню.

Есть некоторые события моей жизни, которые я помню хорошо. Они начинаются с эпизода, когда я увидела мышку в три года. Они все яркие и сочные. Я очень люблю их пересказывать - мои близкие друзья часто смеются когда я в пятый раз пытаюсь пересказать им события какой нибудь игры или случая из жизни.
Простите, друзья, я не помню, что я вам их рассказывала.

Но главное - мне необходимо их пересказывать раз за разом. Иногда я вспоминаю их самостоятельно, рассказываю их сама себе. Иногда я пишу их в ВК (с удивлением обнаружила, что пост про Гендальфа я уже писала два года назад). Иногда вы их выслушиваете. Просто для того, чтобы эти события моей личной истории, которая мне очень дорога, потому что сделала меня такой какая я есть, не стерлись - мне необходимо их периодически обновлять. Проверено, то что не повторяется - исчезает.

Я прошу вас, искренне прошу. Если я начала рассказывать историю, которую вы уже слышали от меня - пожалуйста, скажите мне, но не смейтесь надо мной. Мне правда очень обидно, когда вы дослушиваете почти до конца с отсутствующим видом а потом на финальной фразе анекдота сообщаете, что это пятый раз, когда я ее вам рассказала. Не надо так.
Просто скажите: О, Кам, конечно помню, там еще в конце ты сожгла Коледина! Отличная была история! Я помню! (одна из самых популярных моих баек... кааак, вы ее еще не слышали? Быть не может!)

Мне будет не грустно, и история обновится, а вы избавитесь от повторения рассказа.

Но есть проблема кроме трепотни.

Я, как уже говорила, не помню.
Вы можете сказать мне что то важное, а я забуду.
Причем ДЛЯ МЕНЯ черт возьми важное, а я все равно забуду.
Лет 10 назад я ржала, что мне можно безопасно рассказывать секреты - я никому не расскажу, потому что засклерозю все. Тогда это было смешно и касалось в основном секретов.
Теперь я не помню о встречах
Важных для меня встречах
О планах
О событиях

Поэтому, пожалуйста, если мы с вами о чем-то договорились, и это нужно не только мне, а еще и вам, пожалуйста, не стесняйтесь напомнить мне. Пять раз, 10, за день до встречи, в день. Я записываю, честно, но случаются факапы. Я не такая ответственная как девушка из статьи, и я часто не успеваю донести информацию до записной книжки или телефона. Я стараюсь, но если что то от меня важно для вас - не стесняйтесь дергать меня.
Как пример: я два года забываю забрать блузку у сшившей ее мастера. Два года. Не забиваю, а забываю. Сегодня мы договорились наверное в 10 раз что встретимся и я записала это в пяти местах. Надеюсь, поможет.

Дальше хуже. Книги.
Ребят, в 17 лет (кто слышал эту историю, извините), какие-то мальчишки в общаге МГИМО, где я тусила с подругой, решили поспрашивать меня про-за Толкина (ух и толчилы же мы с Ленкой были). Они открыли книгу на словаре, и назвали какую то речку. Я тут же сказала что это четвертый приток Андуина, но не помнила, справа или слева.
Прошло 15 лет, это было полжизни назад. Я помню эту историю, но не помню притоков Андуина. А недавно я не смогла пересказать какой то важный кусок из Сильмариллиона. Ребят, я читала Сильм более 30 раз, я знала наизусть куски на английском, я рисовала по памяти генеалогию королей Гондора от Эарендиля, а теперь я не помню! И я даже уже не помню, что я не помню!

Ладно, допустим, 15 лет прошло, допустим, много, допустим давно не перечитывала.
Позавчера я закончила читать Вестерфильда. Вы думаете, я могу вспомнить события книги? Сеттинг от силы. А через две недели забуду и его. Сегодня, чтобы обсудить с подругой Темную башню, которая произвела на меня большое впечатление, я была вынуждена скачать и перечитать финал. Финал, Карл, который такой сочный и яркий. Я помню ощущение от прочтения, но я не помнила что там было.

Что говорить о классике? Проивзедения школьной программы, любимые и перечитанные не раз, стерлись из моей головы как будто окончание этого поста, которое мне теперь приходится переписывать, потому что добрый ВКонтакт его уничтожил. Недавно моя мама пересказывала мне сюжетные перипетии Войны и мир. Маме 60 лет, мне 32. Она помнит все, я с трудом - про дуб и про самку, потому что это самые упоминаемые в сети моменты. Как, Элен вышла замуж за Пьера?! Да ладно! Как, они развелись?! Да не может быть! Для меня правда это было новостью, а мама, читавшая эту книгу до моего рождения уж точно, помнит платье, в которое была одета Элен на балу.

Черт с ними, с книгами, но я не помню людей. Я узнаю своих друзей, которых не видела 13 лет (на Стимпанке это подтвердилось дважды!) но не узнаю тех, с кем общалась лет пять назад. В лучшем случае, при встрече я припомню имена ваших персонажей, если игра была недавно, но скорее всего, я буду обращаться к вам "родная", "радость моя" и "дружище", и разговором пытаться вывести вас на информацию о том, кто же вы, черт возьми, такой!

Причем несмотря на тенденцию к усугублению с годами, мне кажется, предпосылки этого склероза были заметны и в детстве. Иначе зачем бы я вела специальную тетрадь, в которую записывала всех новых для меня людей, с приметами (как я жалела, что не могу вклеить туда фото) в духе полицейских отчетов позапрошлого века, и характеристиками? Жалко, что мне никто не рассказал о идее картотеки, может быть это была бы интересная подборка, идущая от моих дошкольных друзей. А еще точно такую же тетрадку я вела по книгам: герои, сюжет вкратце, самые яркие моменты и моя оценка. Просто чтобы не забыть, что я вообще читала эту книгу.

Забываю, все забываю!
Я рыбка Дори в мутном бульоне из лиц, дат, событий и договоренностей, и только истории как то привязывают меня к реальности.

Пожалуйста, не стесняйтесь напоминать мне.
Вдруг-да это будет важным напоминанием.

P.S. Зато мне клево смотреть кино. Каждый раз как первый)
P.P.S. Написала предыдущую фразу и внезапно вспомнила, как мама всегда ворчала на папу, когда он клялся, что видит фильм в первый раз, тогда как она с ним его смотрела уже раз в третий. Может быть это наследственное? 
myface

Военная карьера Фредерики Гаусс.

Как же так получилось, что доктор наук, глава Белого цеха Гильдии Св.Иосифа, Сенешаль Ордена Иллюминатов, и прочая и прочая и все с больших букв - стала внезапно военным (так и хочется добавить "красивым здоровенным", но, увы, нет) на старости лет? Да и не только стала, а выслужилась до фрегаттен-лейтенанта, получила орден, а потом стала активным участником создания Балканской республики, и обеспечила молодому анархическому государству поддержку ученого сообщества под звеневшие в то время по всему миру лозунги #Балканыбезвойны!
Давайте прочитаем сохранившиеся отрывки дневников Фредерики, чтобы понять, каким образом ученый взял в руки оружие, чтобы отказаться от него.
Аделаида Вайнс, исследователь истории 19-го века.
1927 г.

7 июля 1878 г. Вена.
Война.
Война никогда не заканчивается.
Мы что, правда думали что с изобретением гуманного оружия война завершится? Едва ли. Она перенеслась в другой пласт, но она же и осталась в сердцах людей. Потому что только две вещи могут удержать от нарушения Максим - Этика и Страх, и только одна из них - эффективно.

Сегодня военных лихорадит. Ко мне каждые полчаса мчится очередной нарочный с требованиями изобрести улучшения ОБЧРов, мы пропадаем в лаборатории, пытаясь хоть что то сделать, но у нас просто отстутствует возможность хотя бы что-то дельное создать. Наука уперлась в экономику: у нас нет ничего, чтобы собрать прототипы, а без них мы не в силах понять, что мы создали!

Адмирал фон Тешен предложил мне войти в экипаж боевого робота "Императрица Мария-Терезия" на время одного боя, чтобы понять, что там происходит изнутри. Ох, старые мои косточки. Конечно, само имя "Мария-Терезия" мило и любимо мною, ведь кругосветное плавание, которое я совершила на линкоре, носившем прежде, до эпохи ОБЧРов, это славное имя, было незабываемым, благодаря Руперту фон Вюртенлеманну. Кстати, о Руперте... он пригласил меня на собрание "Клуба любителей германских древностей" сегодня в полночь, а значит, мы снова в узком кружке доверенных лиц будем говорить о политике, контрразведке и прочих довольно-таки неинтересных вещах.

Но все же... все же, вступить на борт ОБЧРа невыносимо заманчиво, и я не могу отказаться. Николу, моего беспутного ученика, кажется завербовали в Венгерский, несмотря на его национальность. Руперт по моей просьбе обещал организовать признание серба за человека, как мы шутим, то есть выдачу ему полноценного гражданства, позволяющего служить в любом легионе, но пока дело тянется.

Уже начало темнеть, когда нас с Теслой вызвали к Императору. Его Императорское Величество предельно строго донес до нас необходимость разработать улучшения для роботов. Я в десятый, наверное, раз объясняла особенности научного процесса, и невозможность изобретений по заказу. Император обещал нам любое спонсирование прототипов, любые деньги, но... слово властьпредержащих так же смутно, как их действия. Когда мы с чудесной Эмилией Шкодой, которая удачно совмещает функции гильдмастера и Магистра (густо зачеркнуто), нашли-таки необходимые хотя бы для создания прототипов ресурсы: шестеренки, запас ртути и проволоки - и озвучили ЕИВ цену, выяснилось, что запасы Империи вовсе не так глубоки и обширны, как нам казалось. Денег не дали, потому что не было!!!

Ночь опускается на города, мы объездили на поезде и на перекладных и Петербург и Лондон, не говоря уже о постоянной беготне по всей Вене, потратили все сбережения, и ощущаем себя довольно глупо. Хорошо, хоть Тесла изобрел какое-то огромное сооружение, которое, как он считает, может оказаться искомой броней для ОБЧРа. Я пропустила и Лондонскую выставку, отправив туда Николу, и вручение Романовской премии, которая как всегда обошла меня. Завтра меня обещали отправить в один бой, и это как-то примиряет с усталостью.

В моем доме снова люди, они сидят у камина, говоря о своем и обсуждая планы, а я пишу эти строки, глядя на светлеющее небо. Завтра будет война.
sun

Игра в войнушку

- Тася! Прикрывай! Нас обходят с фланга!
- Да, мама, - Тасена набирает охапку пластиковых шариков и высовывается из-за стены крепости. - Спасай мирных жителей!

Вчера отвела дочурку в детский клуб Арлекино, где на огромном пространстве игровой зоны (вход для ребенка 400 р, для взрослого - 50) было всего трое детей, включая мою. Почему-то три девочки семи, пяти (моя) и трех лет из всего многообразия игр, батутов, горок, конструкторов и прочих развлечений выбрали одно - игру в войнушку.
Тасена сперва поотнекивалась, дескать у нас мирные цели, и начала со мной строить дом из огромного поролонового конструктора, но первая же вражеская атака на родной, пусть и не совсем достроенный, кров, заставила ее взять в руки ружье, сделанное из поролоновой же трубы, и защищать отчизну.
Война была нешуточная. Противник - две смешные сестрички семи и трех лет - заняли превосходящую высоту - веревочные трубы для лазания. Мы же, быстро сориентировавшись, проникли в склад вооружения: в бассейн с шариками, благодаря чему имели возможность осыпать врага градом снарядов.
Но наш дом, наша крепость была разрушена...

- Тася! Прикрой меня сверху!
Тася залезает на мягкое ограждение бассейна с большим запасом шаров, пуляет ими во все стороны, никуда толком не попадая, пока я ползу к разрушенному дому и строю из него крепость. Крепость получается отличная, с амбразурой, колоннами, точками обстрела. Враги пытаются ее атаковать и Тася с запасом снарядов перебирается ко мне. Я оставляю снаряды ей, у меня гаубица - большая труба, которая с обязательным пыщ-пыщ убивает наповал. Семилетняя девочка с той стороны уворачивается от дула как в Матрице. Мы перестреливаемся, пока она не переползает по канатам в наш же бассейн и не закидывает нас шарами. Хорошо, что я предусмотрительно сделала в крепости крышу, нас прикрывает толстый слой поролона, и, понимая, что нашу крепость не пробить, девочка делает последний шаг: закладывает бомбу в бассейне!

- Мама! Они же убьют всех мирных жителей!
Я смутно пытаюсь убедить себя, что мой ребенок никогда не играл в контрстрайк, ей же, черт возьми, пять, но реальность нашей жизни покруче контрстрайка, и она уже все прекрасно знает.
- Нет! Мы не можем допустить, чтобы террористы взорвали бомбу.

Самоубийственный бросок через пустое обстреливаемое пространство в бассейн с шариками, и вот мы уже у бомбы. Тася отстреливается имеющимися теперь в избытке шарами, а я обезвреживаю адскую машину.
- 10 секунд!!! - кричу я. - Я выдергиваю красный провод! О, нет, это была ловушка! На самом деле это провод от таймера! Пять секунд! Три! Две!
- Мама, ты пропустила четыре!
- Ах, да, - мама поправляется, - Пять, четыре, три, две!...Урааа, я выдернула синий правильный провод! Одна!!! Мы обезвредили бомбу!

Счастливые и измотанные (особенно я, этим детям все нипочем), мы падаем на развалины крепости. Пока мы спасали жителей, враги успели ее разрушить, и мы все вместе решаем, что это ничья: они разрушили нашу крепость, но мы спасли весь город.

А вы говорите страйкбол. Да я так с этой мелкотой умоталась, как не уставала на самом суровом страйке! Но главное - город спасен.